Современное студенчество в россии, или кто такой студент сегодня?

Российское студенчество: вчера и сегодня

И.В. ВАСЕНИНА, доцент Т.Н. КУХТЕВИЧ, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова

Российское студенчество:вчера и сегодня

В статье на основе результатов социологических исследований представлена динамика ценностных ориентаций российского студенчества за период с 1997 по 2007/ 2010 годы.

Ключевые слова: ценностные ориентации, традиционные ценности, молодежь, студенчество, ментальность, потребительское общество, гедонизм, высшее образование, патриотизм.

Характерной особенностью многих публикаций по результатам социологических исследований современной молодежи является негативная интерпретация реальных процессов, происходящих в молодежной среде, и следующие за этим выводы: молодежь безнравственна, развращена ценностями потребительского общества, в стране нет последовательной молодежной политики, государство и общество не проявляют должной заботы о подрастающих поколениях. Такого рода оценки неустанно пропагандируются через СМИ.

Конечно же, со многими заключениями экспертов нельзя не согласиться, они известны уже не один десяток лет. Исследователи молодежи акцентируют внимание, как правило, на объективно существующих межпоколенных различиях, в особенности

— на проблемных группах молодежи, и лишь за редким исключением [1, с. 17-22] изучают позитивный потенциал молодежи как субъекта решения жизненных проблем России. Это в полной мере относится и к характеристике современного российского студенчества.

Между тем студенчество — одна из наиболее динамичных социально-демографических групп молодежи, демонстрирующая широту взглядов и открытость к инновациям, быстро адаптирующаяся к реалиям жизни. Студенты — это представители интеллектуальной элиты общества, от их активности зависит продвижение России по пути научно-технического прогресса, пост-

роения гражданского общества, именно на них возлагается миссия по сохранению и развитию национальной культуры, традиций российской духовности.

Понимание смысложизненных установок и целей современного студенчества, динамики его ценностного сознания является важным условием совершенствования образовательной системы.

Ценностные ориентации студенческой молодёжи сегодня лучше всего просматриваются через призму категории “жизненный успех”, а успех воспринимается молодёжью с позиций перспектив и возможностей, которые открывает перед нею получение высшего образования.

В системе ценностных ориентаций студентов значимость высшего образования была всегда высока. Об этом свидетельствуют многочисленные исследования, в частности опросы школьников об их жизненных планах, а также конкурсы в высшие учебные заведения.

Правда, изменилась мотивация получения высшего образования.

Сегодня оно ценится не как предпосылка обретения личностью профессиональных и духовных ориентиров, расширения ее культурного кругозора, а как возможность получить в дальнейшем престижную работу, то есть в качестве социального лифта.

Материалы исследований подтверждают, что у современной молодежи социально-статусная функция высшего образования выходит на первый план с большим от-

рывом от остальных. Эксперты считают, что «большинство молодых людей выбирают ведущее социальное положение, а уже потом — профессию.

Каждый второй студент рассматривает в качестве основной цели своего пребывания в вузе получение максимума знаний по специальности, что позволяет говорить о положительной тенденции в ценностных ориентациях молодежи [1, с. 424-425].

Возможности образования в освоении духовной культуры и развитии аналитических способностей, позволяющих ориентироваться в общественной жизни, получают у современных студентов, к сожалению, довольно низкие оценки.

Между тем в конце 90-х годов иерархия целей получения образования у студентов была иной. Проводившиеся Центром социологических исследований МГУ в 1990-2004 гг.

опросы свидетельствовали о том, что студенты университета связывали цели получения образования прежде всего с возможностью стать высококвалифицированными специалистами в избранной профессии (60%), высокообразованными и культурными людьми (39%), и лишь затем

— с повышением своего социального статуса, положения в обществе (34% — пятое место) [2, с. 98].

В условиях становления рыночных отношений специалист с высшим образованием должен обладать не только профессиональными знаниями, но и умением трудиться в условиях жесткой конкуренции на рынке труда.

Современные студенты при выборе вуза основной акцент делают на его престижности, которую связывают как с высоким уровнем подготовки, так и с наличием связей с вузами зарубежных стран, с возможностью стажировки за рубежом, с конкурентоспособностью диплома на российском рынке труда [3].

Увеличивается значимость и таких качеств, необходимых для успешной деятельности в условиях рыночной экономики, как инициативность, самостоятельность в принятии решений;

стремление совершенствовать свои знания, навыки, творческий подход к делу.

Трудовая мотивация — один из базовых элементов системы жизненных ценностей, определяющий повседневное поведение человека, его планы на будущее, смысложизненную стратегию. Трудовая мотивация современного студенчества носит противоречивый характер.

Ценности интересной работы, развития и реализации своих способностей ставятся довольно высоко, хотя и ниже ценностей частной жизни: «работа для собственной творческой самореализации (1/ 3 ответивших). Как и десять лет назад, малозначимой остается «работа, чтобы приносить пользу людям» [4, с.

43] Многие исследователи отмечают устойчиво прагматический характер трудовой мотивации части современных студентов: «работать, чтобы зарабатывать большие деньги ».

К сожалению, наметилась тревожная тенденция снижения у студентов мотивации на получение глубоких знаний для работы по профессии. Уменьшилась доля студентов, готовых и способных осваивать сложные фундаментальные знания.

В средней школе эта часть молодежи не приобрела умения учиться. Меняются их представления о процессе получения знаний: им кажется, что он должен быть легким, быстрым и развлекательным.

Если раньше для студентов была важна возможность получения фундаментальных знаний в процессе обучения в вузе, то сейчас приоритет отдается узкой практической значимости. Они считают теорию скучным и ненужным приложением к образованию.

Формированию подобных представлений в немалой степени способствовали коммерциализация образования и деятельность СМИ, ориентирующих молодежь на гедонистически-раз-влекательный стиль жизни [5].

Коммерциализация высшего образования в условиях скудных финансовых возможностей вузов сделала их заложниками сохранения контингента студентов, обучающихся на платной основе. Это привело в

определенной степени к девальвации критериев оценок учебной деятельности студентов и негативно повлияло на ценностное сознание студентов, в частности, формируя установку: старание в учебе не требуется, так как образование платное, а раз все оплачено, то и дайте мне все, что я хочу за мои деньги, а если что-то я не могу, не хочу — это не ваше дело.

В течение последних десяти лет социологи фиксируют низкую социально-политическую активность российской молодежи. По самооценке сегодняшних студентов, только у 10% социально-политическая активность высокая и выше среднего, а более половины оценили себя как среднеактивных [4, с.28].

Социальная апатия современной российской молодежи является доминирующим типом их самочувствия и поведения, это определенный способ реализации своей социальной идентичности.

Она пришла на смену достаточно активному участию молодых людей в политической жизни общества в первые годы перестройки.

Следует сказать, что социальная апатия может быть индикатором наблюдающихся в обществе настроений — неверия в возможность что-либо изменить либо отсутствия возможности проявить свою социальнополитическую активность. Вместе с тем устойчивое состояние апатии у молодежи успешно конструируется средствами массовой информации и коммуникации, направляющими энергию молодежи вне социально-политической сферы.

Дефицит социальной справедливости и социальной ориентации, равнодушное и прагматическое отношение государства к молодежи в государственной политике, неэффективность государственной молодежной политики объясняют слабую выраженность патриотических чувств у молодежи, усиливают недоверие, отчуждение молодежи от власти. Отсутствие в последнее десятилетие воспитания, в том числе патриотического, лишь усугубило положе-

ние. Тем не менее в сознании молодежи прочно утвердились такие понятия, как национальное самосознание, национальные интересы, национальная культура, национальное достоинство. Хотя в ряде случаев понятие «патриотизм» сочетается со словами «держава», «могущество», в силу чего можно предположить, что речь идет об этатистских установках.

Среди наиболее значимых составляющих патриотизма студенты называют “стремление к развитию своей страны”; “национальное достоинство”, а среди наименее значимых — “готовность жертвовать личными интересами ради интересов отечества” [1, с. 260].

Слово “Родина” слабо ассоциируется с культурными символами. Немалое количество молодых людей связывают его со словами «свои», «наши», «вместе ». Как считает З.

Сикевич, это свидетельствует о неосознанной экстраполяции образа Родины на соотечественников

— граждан [6]. Естественно, что патриотические установки, декларируемые студентами, носят скорее эмоциональный характер и не всегда связываются с социальной практикой.

Одной из составляющих патриотизма является толерантное и уважительное отношение к другим народам, их национальной истории и культуре. Этническая терпимость исторически всегда была присуща населению многонациональной России.

Исследования показывают, что она и сегодня является достаточно устойчивой социальной установкой современных студентов. Для понимания этнической толерантности контрольным может быть ответ на вопрос о возможном превосходстве собственной национальности над другими.

Данные исследований показывают, что четверть опрошенных студентов считают свою национальность “лучше или скорее лучше”, чем другие [4, с. 43].

Каждый седьмой представитель молодежи одобряет национализм и экстремизм в российском обществе. Однако 76% моло-

дых москвичей воспринимают национализм как одну из форм экстремизма, а 31% придерживаются мнения, что «люди некоторых национальностей по природе лучше других», каждый пятый в душе националист (по результатам исследования, проведенного в 2007 г. кафедрой социологии молодежи социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, с выборкой 800 молодых людей от 18 до 24, проживающих в г. Москве [7]).

Циркуляция стереотипов внутри молодежных групп создает благоприятную среду для трансляции ксенофобских настроений и поддержания чувств этнической напряженности и страха. Именно эта атмосфера является основой для распространения бытовой ксенофобии и неприязни. Преодоление стереотипов посредством личной коммуникации — самый эффективный способ решить эту проблему.

Интересным является то, что ненависть и нелюбовь ко всей этнической группе в целом совершенно не мешает иметь друзей среди ее представителей. Коммуникативные практики в компании инициируют определенные реакции замещения идентичности национальной на идентичность компанейскую.

Именно конкретный представитель этноса, с которым общаются, признается совершенно «нормальным» — отличие от других.

Проводившиеся социологические исследования, особенно после событий декабря 2010 г.

в Москве, и последующие массовые акции в других крупных городах показывают, что радикальные националистические лозунги («Россия для русских») положительно воспринимаются частью молодежи и особенно подростками.

Впрочем, следует сказать и о росте молодеж-ныхорганизаций, групп, акций, Интернет-сайтов, действия которых направлены против дискриминации по каким-либо признакам — национальному, религиозному, социальному и др.

Анализ результатов эмпирических исследований ценностных ориентаций студен-

ческой молодежи позволяет сделать вывод о том, что многообразные и разнонаправленные процессы социокультурной трансформации российского общества способствовали смене форм деятельности, стандартов поведения российской молодежи, ее достаточно эффективной культурной адаптации к инновациям,динамике ее ценностей. Студенчество, сохраняющее традиционные ценности предшествующих поколений, открыто и для новых, неизвестных ранее мировоззренческих установок.

Вместе с тем коммерциализация российской общественной жизни, в частности системы образования, исчезновение на многие годы из жизни общества института воспитания, деятельность СМИ обусловили утверждение индивидуализма, прагматизма, стремления к материальному достатку любыми средствами, а также снижение уровня личной культуры студентов.

В течение последних двух десятилетий социологи неоднократно обращали внимание на то, что масс-медиа стали одним из наиболее значимыхинститутов социализации молодежи, оттеснив традиционные -семью, школу, вуз.

Это вызывает справедливое беспокойство общественности, особенно научно-педагогического сообщества, поскольку в условиях рыночных отношений затруднена объективная экспертная оценка предоставляемой СМИ информации, а также расширяются возможности манипулятивного воздействия на сознание молодежи.

В результате внешняя привлекательность, культ карьеры и успеха, славы и престижа оказываются главными смысложизненными ценностями, а успешные молодые люди с обложек глянцевых журналов становятся образцами для подражания.

Стиль жизни в досуговой сфере представлен гедонистическими образцами поведения и различными формами экстрима как наилучшего способа самореализации личности. Причем в телепередачах все это подается ярко, красочно, эмоционально.

Более того,

нередко заимствуются традиционные ценности русской культуры, но извращается их смысл, например, семья, любовь ограничены сферой сексуальных отношений, причем безответственных, случайных; искренность и эмоциональность дружеского общения подменяются расчетом, а счастье сводится к материальному достатку.

Вместе с тем, как уже не раз отмечалось исследователями, для значительной части молодежи, особенно живущих в мегаполисах, телевидение уже не является главным источником информации, а скорее выступает как фон повседневности. Так, на вопрос: «Не считаете ли вы, что в СМИ вам часто сознательно лгут? » — две трети студентов Санкт-Петербурга ответили положительно [1, с. 120].

Противоречивость установок студентов отражает противоречия современной жизни, в которой экономика и методы управления базируются на сосуществовании весьма далеких друг от друга принципов: рыночных, предусматривающих предприимчивость, ответственность за организацию собственного дела — с одной стороны, и сохранившихся принципов традиционного российского общества, в котором социальные и родственные связи всегда играли чрезвычайно высокую роль. Сегодня она значительно усилилась, соединившись с коррупцией.

Значительная часть молодых весьма позитивно воспринимают социальную реальность, сумев приспособиться к ней и получая возможность удовлетворять свои потребности в разных сферах общественной жизни.

Проведенные ВЦИОМ исследования «Герой нашего времени», целью которых был анализ эволюции качеств базовой личности за 10 лет (1997-2007 гг.), показали стабильность и даже повышение значимости в мнениях населения следующих качеств личности: «порядочность», «живущий по совести» (53% -1997 и 57% — 2007); «хороший семьянин, верный супруг» (46%

— 1997, 45% — 2007); «терпимый к людям»

(40% — 1997 и 39% — 2007); «душевность, отзывчивость» (36% — 1997 и 26% — 2007); «профессионализм » (34% — 1997 и 37% -2007), «культурный, образованный человек» (27% — 1997 и 25% — 2007); «патриотичный, ставящий интересы Родины выше личных» (15% — 1997 и 24% — 2007) и др. Именно эти качества характеризуют базовую личность российского общества [8].

Как справедливо отмечает профессор Ф.И. Минюшев, «искусство государственного управления заключается в том, чтобы, не затрагивая глубинных основ менталитета россиян, провести рыночные реформы с наименьшей болезненностью для него» [9].

Что же касается личностных качеств, то весьма сомнительно, что уход из традиционной российской культуры душевности, порядочности, терпимости, совестливости и превращение денег, личной выгоды, успешной конкуренции, достижительнос-ти в главное мерило человеческой личности будет способствовать ее совершенствованию.

Читайте также:  Как составить план дипломной работы?

Литература

1. Молодежь — позитивная сила развития рос-

сийского общества // Материалы Всероссийской научно-практической конференции (24-25 сентября 2009 г.). СПб., 2009. 428 с.

2. Васенина И.В., Добрынина В.И., Кухте-

вич Т.Н. Студент МГУ о своей жизни и учебе. М.: МГУ, 2005. 288 с.

3. Довейко А. Образовательные ориентации

вузовской молодежи в условиях рынка // Высшее образование в России. 2006. № 5. С. 37-44.

4. Гегель Л.А., Зубков В.И., Николаев Г.Г.

Ценностные ориентации российской студенческой молодежи: социально-политические и образовательные аспекты (отчет о Всероссийском социологическом исследовании). М.: Парадиз, 2008. 202 с.

5. Стегний В.Н., Курбатова Л.Н. Соци-

альный портрет современного студенчества // Высшее образование в России. 2010. № 2. С. 57-63.

6. Сикевич З.В. О соотношении этнического

и социального // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Т. 2. №2. С. 69-79.

7. Васенина И. Ценностные ориентации сту-

денческой молодежи и экстремизм // Высшее образование в России. 2007. № 11. С. 116-119.

8. ВЦИОМ. Мониторинг общественного мне-

ния: Герой нашего времени. 2007. №4 (84), октябрь-декабрь. С. 108. URL: http:// wciom.ru/fileadmin/ content/monitoring/ m84_2.pdf

9. Минюшев Ф.И. Социальное отчуждение:

опыт нового прочтения // Социс. 2011. № 1. С.3.

VASENINA I, KUKHTEVICHT. THE RUSSIAN STUDENTS: YESTERDAY, TODAY, TOMORROW

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/rossiyskoe-studenchestvo-vchera-i-segodnya

Студент современной России (эссе)

                                                                        Дыгало Евгений

                                                                  БОУ НПО ПУ №33

                                                                      г. Называевск, Россия

Эссе

Студент современной России.

          В Древнем Риме и в Средние века студентами назывались любые лица, занятые процессом познания. Течение жизни очень быстрое. Образ среднестатистического российского студента, считаю, за последнее время изменился.

Современный студент осознаёт, что успех в жизни напрямую зависит от того, насколько хорошим специалистом он сможет стать по окончании учёбы.

Для того, чтобы обеспечить своё благополучие и стабильность в будущем, выдержать конкуренцию, современный молодой человек вынужден стремиться к постоянному профессиональному развитию.   Студент сейчас воспринимается динамичным, талантливым, легко обучаемым.

На мой взгляд, это человек, который должен всё успевать. Он активный пользователь информационных технологий и быстро адаптирующийся в настоящем мире. Студент современной России не так беспечен, как кажется некоторым. Он знает множество социальных и экономических проблем, в курсе политических новостей.

          Но студенческие годы заключаются не в одной учёбе. Здесь есть все возможности раскрыться как личности. Надо только принимать участие в общественной жизни образовательного учреждения.

Можно петь, танцевать, заниматься спортом, участвовать в различных конкурсах и олимпиадах. Ты можешь открыть в себе новые способности, о которых раньше и не подозревал.

 Активной жизненной позицией ты поднимаешь рейтинг своего учебного заведения. И твои усилия не останутся незамеченными.

          Основной же чертой, которая объединяет студенчество всех времён, является дружба. Проживание в общежитиях, совместная сдача зачётов и экзаменов, студенческие праздники по-прежнему сплачивают коллектив и объединяют людей на долгие годы воспоминаниями о студенческом братстве.

        Вот такой собирательный образ современного студента у меня получился: немного безалаберный, немного мечтательный, но и ровно настолько же трезво смотрящий на жизнь.

Да, молодости свойственно заблуждаться, переоценивать собственные силы и видеть порой всё в розовом цвете.

Но уж лучше, я думаю, делать свои ошибки и стремиться к недосягаемым идеалам, чем смотреть на всё окружающее скептически-безнадёжным взглядом.

Источник: https://nsportal.ru/ap/library/literaturnoe-tvorchestvo/2014/02/26/student-sovremennoy-rossii-esse

Современный студент. Реалии

Жизнь современного студента. Что изменилось за последние годы?

Кто такой современный Российский студент? Казалось бы, ответ очевиден – это молодой человек / девушка, который состоит на учебе в ВУЗе или каком другом высшем учебном заведении. Но так ли все просто? Давайте разберемся.

Студент мегаполиса, как правило, — это провинциал, который, наконец-то, живет самостоятельной жизнью отдельно от родителей и старается учиться так, чтобы им не было за него стыдно (ведь они все еще его содержат).

Студент оптимистичен, он строит грандиозные планы на будущую жизнь. Он верит в государство и знает, что имеет возможность получить гранд (а порой и очень крупный) за достижения в своей научной деятельности. А уж на этот гранд можно будет реализовать все свои мечты.

Современный студент уже во время учебы старается зарекомендовать себя как специалиста, чтобы затем получить хорошую работу. Сегодня быть двоечником стало не модно, понятие «ботаник» уже отходит на второй план.

Студент сделал все для старта взрослой, успешной жизни с хорошей работой и красивым домом. Что же может помешать?.. Сама система образования, которая и формирует мышление людей, в ней задействованных.

Не все сегодня понимают, что ВУЗ не может подготовить специалиста, он может подготовить человека к тому, чтобы он стал специалистом. А для того, чтобы готовить человека открытого к специализации, нужен несколько другой уровень самого преподавательского корпуса, а он на это не настроен.

И это главная проблема на пути адекватного принятия реформ, проводимым современным правительством. Естественным образом ведут себя и студенты, которые справедливо полагают, что коль вы с нами играете в эту игру, то и мы… зачет сдадим, так или сяк, пятым или семнадцатым способом, завтра забудем.

Настройки на терпеливое освоение мастерства в психологическом климате культуры у современного студента, как правило, нет.

Студенту нужен результат, и желательно, побыстрее. Он не готов кропотливо по частицам собирать мозаику своей жизни. Используя все доступные средства, в быстром ритме жизни он лишается чего-то важного…

Студенчества не существует, не существует студенческого духа. Сегодня – это необходимая жизненная стадия, которую, сжав зубы, надо проползти для того, чтобы отвоевать свое маленькое место под солнцем. Это доминирующий тренд. Что к этому привело? Массивизация ранее элитарной формы бытия (а студенчество раньше было элитарной формой) привела к его уплощению.

Современного студента очень сложно спровоцировать на выражение своего Я. Возникает вопрос – «А Я есть, или не очень?». Ведь гораздо проще вписаться в те правила игры, которые заданы вне зависимости от того, нравятся они тебе или нет.

Современный студент безликий. Ему наплевать на окружающих, его заботят только свои интересы. Современный студент не романтик. Главная мотивация современного студента – не знания, а стремление получить работу и, как следствие, доход нужного уровня.

Сегодня все говорят – «Россия – страна возможностей!». Да, это так. Но для того, чтобы самореализоваться, чтобы раскрыть свой потенциал, нужно быть способным к личностному росту.

Нужно быть достаточно решительным и смелым для самостоятельного принятия решений, нужно уметь отстаивать свою точку зрения и не перекладывать ответственность за свои неудачи на других.

Ответь себе честно на вопрос «А ты готов сделать все, что возможно для своего благополучия и благополучия своей страны? Или тебе будет удобнее, чтобы за тебя это сделал кто-то другой?»

А ведь это на самом деле не так сложно добиться успеха в жизни и жить в гармонии, нужно быть честным самим с собой и просто сказать себе «Я хочу и я смогу!».

Удачи в учебе!

Как поступить на 1 курс ВУЗа…
Как выбрать тему диплома переводчику?

Источник: https://student5.ru/2016/12/09/zhizn-sovremennogo-studenta-realii/

Современный студент

Давно прошли те времена, когда студенты писали на глиняных табличках.  И времена, когда женщинам было недоступно образование, тоже прошли. Забыты перья с чернилами и пыльные фолианты. Мир стремительно меняется, а вместе с ним меняется и структура образования, принципы учебы и главный герой всего этого великолепия – студент. 

Образ современного студента украшен множеством стереотипов: он беден, голоден,  всегда хочет спать и не хочет честно учиться.

Есть персонажи, которые подтверждают все эти обобщения, есть те, кто опровергает их в полной мере.

Важно то, что у большинства современных студентов есть куда более интересные общие черты, которые достойны большего внимания, чем банальные древние стереотипы. Рассмотрим их более детально. 

Тяга к высоким технологиям

Когда молодой человек начинает учиться в университете, он довольно быстро понимает, что школа как раз и была теми цветочками из известной присказки. Учеба в университете – дело нелегкое, и современный студент вынужден искать средства, которые облегчат его жизнь.

В дело вступают всевозможные гаджеты, системы, программы, приложения. Все блага цивилизации: от шариковой ручки до адронного коллайдера, кажется, отныне к услугам студента. Бесконечное множество словарей, учебников, энциклопедических статей, ученых трудов доступны в два клика.

Их можно носить в кармане или отправить по почте через всю страну за пару секунд. 

Студент однозначно разбалован этими возможностями, он, дитя высокотехнологичного времени, иногда забывает, что его мозг устроен немного иначе, чем жесткий диск. И загруженную на него информацию надо не просто хранить в далекой папке, а анализировать и использовать для собственного блага. 

Стремление к лучшему 

Современный студент ни за что не будет мириться с условиями, которые ему не по душе, он постоянно стремится к лучшему. Мала стипендия – найдет работу, нет работы – сдаст сессию на «отлично», чтобы вовсе не остаться без стипендии.

Современный студент активен и амбициозен, что подтверждает  ежегодный аншлаг на студенческих форумах, где молодые юноши и девушки представляют свои незаурядные проекты.

Они знают, чего хотят от жизни, стараются добиваться всего самостоятельно.

И сколько бы ни говорили о том, как лениво молодое поколение, стоит лишь ближе познакомиться с его представителями, чтобы понять, что для них слова «harder, better, faster, stronger» – не просто строчка из песенки, а девиз.

Вера в себя

Источник: http://tmstudent.ru/article/sovremennyy-student

«Не хорошие и не плохие, просто другие». Какие они — современные студенты?

Сегодня нередко можно услышать: «помельчал студент» или «вот в наши-то годы учились». На самом ли деле контингент современных вузов серьёзно уступает своим предшественникам?

Диплома мало

Мария Герасимова, «АиФ-Черноземье»: Денис Владимирович, старшее поколение нередко ругает молодежь, в том числе студентов, мол, несерьёзные, необразованные и невежественные, это на самом деле так?

Денис Кретов: Здесь нужно вспомнить роман Тургенева «Отцы и дети» и понять, что проблема взаимоотношений поколений была всегда. В любую эпоху старшие почему-то считали, что новое поколение — люди неуважительные, менее ответственные и т.д. Поэтому, мне кажется, эта проблема несколько надуманная. Сегодняшние молодые люди не хуже и не лучше. Они просто другие: мобильные, креативные, творческие, с хорошим чувством юмора… Да, у них иная модель поведения — они более замкнутые, многие живут по принципу: «У меня всё ОК». Но при этом нас, как взрослых, даже удивляет их степень ответственности или отношение к дружбе, к браку, к семье. Очень приятно, что ценности и их понимание у молодежи не изменились.

— А правда ли, что нынешние студенты гораздо слабее в учёбе?

— Мы наблюдаем расслоение студенческого сообщества. Одни бросают все силы на учёбу, приобретение знаний, умений, навыков или, как сегодня модно говорить, компетенций. Другая часть относится к обучению очень легко, к примеру, могут скачать какую-то работу из интернета.

При этом надо понимать, что обучение в вузе, студенческая жизнь — это не только учёба, но и творчество, спорт, социальная активность — всё, что помогает в гармоничном становлении личности. И сегодняшний студент, приходящий в вуз, готов к такому нешаблонному, широкому восприятию мира.

Какой бы проект мы ни начали — всегда встречаем горячую поддержку студентов. У нас очень много творческих, активных студентов. И по-прежнему немало серьёзно увлеченных научной деятельностью. Они пишут статьи, выступают на конференциях. Видят своё будущее связанным с наукой.

Так что я не могу согласиться с утверждением, что сегодняшние студенты стали слабее.

— Что скажете про выпускников? Есть мнение, что сегодняшние выходцы из вузов подготовлены хуже.

— У нас бывают опасения, что человек, выходящий из вуза, не совсем заслуженно получил диплом, где-то недоработал. Но так было всегда. При этом у нас немало студентов, которых работодатели подмечают и разбирают уже на 3-4 курсе.

Так что ситуация, в принципе, такая же, как и в прежние времена. Кроме того, задача вуза — не научить, в отличие от школы, а дать конкретный вектор для будущего развития. Дальше всё зависит от человека.

Известно, что хороший специалист — человек разносторонний, обладающий различными навыками. Мало иметь красный диплом, нужно быть активным, коммуникабельным, творческим и т.д. Мы стараемся создавать все условия для всестороннего развития студентов. Дальше дело за ними.

Многие пользуются тем, что им предлагаем, но, к сожалению, есть и пассивные студенты, они ни в учёбе себя активно не проявляют, ни в других сферах.

Активным — бонусы!

— Знаю немало учащихся вузов, которые совмещают учёбу с работой, не мешает ли это получению образования?

— Вспоминая рассказы своего отца, своё студенчество, могу сказать: всегда студенты в зависимости от семейных обстоятельств, материального положения и учились, и работали. И всегда каким-то студентам это мешало — являлось отговоркой: мол, я работаю, поэтому у меня проблемы с учёбой.

А для других это было само собой разумеющееся дополнение. Студенты — люди молодые, энергичные, активные. Поэтому у сознательного и ответственного студента всегда хватает сил и времени и на работу, и на учёбу.

У нас есть масса примеров, когда работающие студенты закрывают сессию на «отлично».

— Вы вспомнили старые времена, но тогда и стипендии были другие, успешным студентам работать было ни к чему — стипендия иногда превышала зарплату родителей.

— Базовая стипендия сегодня действительно небольшая — чуть меньше 1,5 тысяч рублей. Но её получают только первокурсники в первом семестре.

Читайте также:  Актуальна ли сегодня заочная форма обучения?

Затем отличник по итогам первой сессии получает как минимум одну базовую стипендию в качестве прибавки, а если он подтвердит свою состоятельность и активность дальше — может рассчитывать на дополнительные стимулирующие надбавки — от 3 до 10 тысяч в зависимости от стипендиального фонда.

Также у нас есть стимулирующие коэффициенты, которые назначают за успехи за предыдущие месяцы. Выплаты единоразовые, но если человек постоянно участвует в конференциях, пишет статьи, сам организовывает научные конференции и т.д., он может получать их каждый месяц.

Кроме того, всем категориям льготников выплачивают социальную стипендию. Так что если студент погрузится в учебу, будет вести активную общественную, творческую и научную деятельность, сможет получать неплохие деньги. У нас есть ребята, получающие даже до 15 — 20 тысяч.

— Но большинство студентов получают меньше. Как вы считаете, такой поддержки достаточно?

— Произошло очень серьёзное социальное расслоение. Для кого-то пять тысяч — большие деньги, а для кого-то мелочь. Кому щи пусты, кому жемчуг мелкий. Поэтому сказать однозначно, что стипендия хорошая или плохая, трудно.

Но я считаю, что для нуждающихся это неплохие средства, значительно облегчающие жизнь. При этом нужно понимать, что стипендия — это мера поддержки, а не зарплата, студент не работает в вузе, он учится. Выплата призвана поддержать его. И мы также стараемся помогать студентам.

У нас недорогое общежитие, столовая. Кроме того, есть виды работ, к которым мы привлекаем студентов по гражданско-правовым договорам. Например, учащиеся профиля информатика-математика могут работать в отделе АСУ, обслуживать компьютеры, информационные системы, сети.

Практиковаться, улучшать навыки, плюс получать за это деньги.

Источник: https://news.rambler.ru/education/35913344-ne-horoshie-i-ne-plohie-prosto-drugie-kakie-oni-sovremennye-studenty/

Молодые бунтари или будущее страны? В России отмечают День студента

26.01.2018 02:43

В мире есть общепринятый праздник — Международный день студентов (17 ноября). Однако Россия — во многом особая страна, мы предпочитаем гордо игнорировать этот факт и принципиально отмечаем свой «кондовый» праздник — Татьянин день, День российского студенчества (25 января).

«В честь мамы»

Позволим себе немного истории. Татиана Римская — раннехристианская мученица, канонизированная церковью, день, в который ее вспоминают православные — 25 января. Мученица оказалась «патроном» российских студентов случайно и, вероятно, неожиданно для себя.

Российская императрица Елизавета Петровна очень любила своего, скажем так, друга Ивана Шувалова, он же очень любил свою маму – Татьяну.

Шувалов, безусловно, заслуживает большого уважения как меценат и в полном смысле слова гражданин своей страны – благодаря ему появился первый в стране университет – Московский.

Сама Елизавета прохладно относилась к наукам, так как ничего в них не понимала, но ради друга подписала рескрипт – 25 января 1755 года (день памяти святой Татианы и в день именин матери фаворита). Так и повелось.

Символичность праздника также в совпадении: 25 января — конец экзаменационной сессии первого семестра, после которой наступают зимние каникулы.

Молодые бунтари

Говоря о студентах, вспомним не популярные анекдоты об общаге и пельменях, а то, что студенчество всегда было питательным бульоном для политических радикалов всех мастей и уличных бунтарей.

Промышленность требовала кадров – поэтому в университеты приходилось брать людей из самых низов — дворян элементарно не хватало. Научить же человека лишь техническим дисциплинам, но не обучить гуманитарным — цель политически заманчивая, но не осуществимая.

Крестьяне могли устроить жуткий по количеству крови бунт, но революцию – никогда. Именно студенты были движущей силой революций, навсегда менявших лицо мира.

Лучше бы учился

Бунт в Казанском университете утроила группа студентов, недовольных новым уставом. Он был довольно быстро и сравнительно мягко подавлен, но навсегда изменил судьбу одного паренька из хорошей семьи – в числе отчисленных был студент первого курса юрфака Владимир Ульянов (Ленин).

Он так и не смог восстановиться в своем первом ВУЗе – нашлись дела поинтереснее. К слову, впоследствии именем вождя пролетариата и назовут Казанский университет в числе прочего.

Не было бы модных «студенческих кружков» с обилием водки и левых идей, Российская империя получила бы скромного земского юриста Владимира Ульянова.

«Красный май»

Париж до сих пор помнит те дни.

Тысячи студентов университетов Франции объявили бессрочную забастовку под казалось бы абсурдными лозунгами «Запрещается запрещать» и «Будьте реалистами, требуйте невозможного». Они захватывали здания, дрались с полицией на баррикадах и занимались на них любовью – весело провели время.

Вряд ли сами протестующие знали, что их проказы породят новые идеи философов — Мишеля Фуко и Жан-Поля Сартра, а также модные политические течения — «новых левых», бросивших вызов одновременно США и СССР.

«Соцсеть в Гватемале»

Первое в истории вооруженное свержение коммунистического режима произошло в 1954 году в Гватемале. Власть в стране сменилась благодаря подпольной сети пропаганды, созданной студентами университета Сан-Карлос. Ребята даже создали что-то вроде современных соцсетей с помощью листовок и подпольного радио.

Бывшие студенты заняли высшие посты в органах власти, за чем последует: 40-летняя гражданская война, этнические чистки и поразительная нищета пополам с эпидемиями и голодом. Что поделаешь – специфика Третьего мира, горячие люди.

Восстание «модников» в Риме

В Европе студенты традиционно болеют левыми идеями, но и ультраправые боевики со студенческими билетами в кармане принимали активное участие в протестах.

В 1968 году итальянское правительство попыталось провести реформу образования, но она не пришлась по вкусу молодежи. Студенты взяли штурмом здания Римского университета. Что интересно, леваки захватили филфак, а правые — юрфак. Странный выбор, но кто что любит.

После этих событий ультраправые еще десятилетие наводили настоящую жуть: бои, перестрелки и взрывы. В Италии до сих пор вспоминают «свинцовые семидесятые», что нашло богатое освещение в кинематографе.

Китайский «майдан»

Пожалуй, самые страшные события произошли на площади Тяньаньмэнь сравнительно недавно -19 мая 1989 года.

Студенты вышли на демонстрацию, требуя свобод и либерализации экономики. Правительство ответило – пулями. Вожди компартии ввели в город бронетехнику при поддержке пехоты и устроили недовольным «кровавую баню». Камни и редкие коктейли Молотова оказались бессильны против пулеметов танков и БТРов. «Китайский майдан» утонул в крови.

Количество убитых так и не было никогда названо. По приблизительным оценкам погибло около 50 солдат и полицейских, от 500 до 3 тысяч мирных жителей.

Эти события до сих пор аукаются Китаю при переговорах с другими странами, а китайская «дессида» ушла в подполье, но отнюдь не исчезла.

Денег нет. И не будет. Лондонские волнения

Лондон — место культурное и богатое. Но не все студенты хотят платить.

Всполохи бунта прорываются периодически: 2010, 2012 и 2014.

Последний раз бунт начался после закона, позволяющего университетам взимать с учащегося дополнительную плату за обучение – до девяти тысяч фунтов в год, это примерно 700 тысяч рублей по нашим меркам. Студенты начали с того, что снесли ограду на Парламентской площади, а закончили штурмом штаба Консервативной партии.

Студенты, кстати, своего добились — в Шотландии учеба для местного населения бесплатная, в других частях страны дополнительные сборы отменены. Парламент думает над тем, а не сделать ли всё образование бесплатным? А то дорого ремонт выходит.

Будущее страны

В современной России студенчество менее буйно и куда как конструктивнее. Политические акции в нашем Отечестве не в чести со времен Болотной. Зато за студенчеством осталось всё социальное поле – наука, культура, искусство.

Председатель Общественной молодежной палаты при Законодательном Собрании Челябинской области Артём Анисин считает, что от молодежи и в частности от студентов зависит будущее России.

Вторит ему и руководитель штаба Челябинского областного студенческого отряда Юрий Болдырев, отмечающий, что и на сегодняшний день студенчество является движущей силой. Молодёжь и студенчество является драйвером развития страны, так как это ближайшее будущее России.

Студенчество двигает развитие общества и экономики, в том числе:

Челябинские студенты, по мнению Юрия Болдырева, увлечены спортом, развитием собственного бизнеса, общественной деятельностью, своим дополнительным (внеаудиторным) образованием, многие творческими хобби (танцы, фото) и сопричастностью к большим событиям, которые в большом количестве проводятся в нашей области регулярно.

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам.

Источник: https://lentachel.ru/news/2018/01/26/molodye-buntari-ili-buduschee-strany-v-rossii-otmechayut-den-studenta.html

Полезные статьи

Какого преподавателя сейчас не спроси, все в один голос будут утверждать, что студенты прошлых десятилетий были куда лучше, чем нынешние. В те времена их подготовка была на порядок выше, у них была железная мотивация, да и вообще они не отличались такой непреодолимой глупостью.

Тогда уважению преподавателей не было предела, такого количества прогулов не позволял себе никто, а на спиртные напитки было наложено табу. Те студенты не могли позволить себе сдавать рефераты, которые вовсе не читали, а просто скачали его из Интернета, они даже никогда не списывали и просто чего-то хотели.

Это утопическое восприятие, наверно, еще не раз будет тревожить преподавателей.

Однако, на самом деле, как бы ни хотелось в это не верить, но любой преподаватель прекрасно осознает, что те студенты из положительных мифов о предшествующей эпохе замечательно успевали прогуливать по целому курсу лекций, играть во время занятий под партой в карты и сдавать такие же непрочитанные курсовые и рефераты, написанные кем-то другим. Тогда с этим, конечно же, было сложнее, потому что еще не придумали такого всезнающего и безотказного Интернета, но поклонников или друзей, которые готовы на все, никто не отменял. Нет, те студенты однозначно не были лучше, они просто были абсолютно другими!

Наверно, не один преподаватель, встречая в новом семестре новую группу, ловит себя на мысли: «Зачем они сюда пришли? Что они хотят узнать, выучить?». Действительно, неужели кому-то хочется идеально знать сложные термины и их определения? Ведь некоторые знания не могут быть востребованы ни в одной области практической работы, они попросту неприменимы.

А между тем, преподавателю необходимо заинтересовать студента, тем, что в жизни ему вряд ли пригодится, затем нужно заставить весь этот объем бесполезных знаний выучить и сдать. Исключением, конечно, являются те студенты, которые выбрали для себя путь научного работника.

Правда, таких все меньше и меньше, видимо перестал современное поколение привлекать «престиж» научного работника в обществе и «высокая» зарплата преподавателя.

Сейчас, студенты учатся с единственной целью — получить диплом, а дальше найти реальную работу, позволяющую начать жить самостоятельно. Но раньше функции университетов не ограничивались исключительно подготовкой профессионалов, мастеров своего дела, обучение являлось для большинства самоцелью.

После поступления в университет человек поднимался на другой уровень, он смело пополнял могущественные ряды «русской интеллигенции». А интеллигент — это был не просто человек, живущий ради своих собственных потребностей. Роль личности резко повышалась, потому что каждый служил чему-то важному — стране, народу, науке или культуре.

В итоге, во многих случаях, выпускники университетов становились обычными людьми, жизнь которых наполнена заботами быта и стремлениями его улучшить. Но при этом идея чего-то высокого присутствовала постоянно, а это влекло за собой иллюзию дополнительной значимости, дополнительного измерения жизни, которое было неразрывно связано с образованием.

Принадлежность к высшей школе не только задавала тон профессиональному общению, но и определяла требования к самому себе за пределами профессиональной этики.

Тот мир вместе со своими ценностями навсегда ушел, остались лишь отдельные представители интеллигенции, но им не принадлежит будущее. Однако легендарное и мифическое прошлое принадлежит именно им.

Studd.Ru

2010-05-07 15:42:01 — вернуться к списку

Источник: http://www.studd.ru/articles/36/

«Студентов много, студенчества – нет»

«Учись, студент!» — завещал хулиган Федя главному герою в известном советском фильме «Операция Ы и другие приключения Шурика». И хотя в данном случае речь идет о некой житейской «мудрости» («кто не работает, тот ест»), в этой реплике сохраняется представление о студенте как человеке, которому предстоит узнать еще очень и очень многое.

Между тем, российское студенчество за последние десятилетия претерпело ряд существенных изменений.

О том, каких именно, и как это происходило, я решила расспросить преподавателя факультета свободных искусств и наук СПБГУ, а также – факультета истории искусств Европейского университета в Санкт-Петербурге, заведующего сектором истории и теории изобразительного искусства и архитектуры Российского института истории искусства Ивана Чечота.

— В университете я давно. Здесь учился на историческом факультете, куда поступил в 1971 году, здесь же начал преподавательскую карьеру (в 1976 году — прим. ред.). Конечно, за это время многое изменилось. Но что-то сохраняется.

К примеру, возраст поступления студентов в высшую школу – 17-18 лет (вообще-то, для некоторых явно рановато). Не сильно колеблется и срок обучения в вузе — 4-6 лет (а не 7-8, которые давали бы более весомый результат).

Не изменилось отношение к времени студенчества как к счастливому периоду, когда «все цветет», жизнь нравится и приносит удовольствие.

Мне не кажется, что в нашем обществе победило прагматическое отношение к образованию лишь как к средству, ведущему к конкретной цели (работа, деньги, социальное положение). Серьезное отношение в более идеалистическом смысле стало едва-едва заметно. Оно было в большей степени характерно для части студентов начала XX века.

Иногда советских студентов противопоставляют нынешним как якобы идеалистически мотивированных – прагматикам. Но, по моим наблюдениям, современные студенты – это, скорее, просто слабо мотивированные молодые люди.

А такие качества, как прилежание, интерес к учебе?

— К сожалению, уровень прилежания неуклонно снижается. Само слово «прилежание» стало антикварным. Вместо «прилежных» теперь «активные», «мобильные».

И связано это со снижающимся в последние годы уровнем требований. Отчасти это происходит из-за некой размытости представлений о том, что ныне нужно знать и уметь.

Причем, мне кажется, что и сами преподаватели сегодня не имеют четкого ответа на этот вопрос.

Например, на факультете свободных искусств и наук, где я работаю, непонятно, готовим ли мы вообще студентов к профессиональной деятельности, и к какой — в частности.

Читайте также:  Как студенту опубликоваться в научном журнале?

Ведь идеология либерального образования говорит, что мы готовим студентов к разнообразной, меняющейся жизни, и что поэтому, прежде всего, они должны быть гибкими.

Но тогда непонятно, что студенты должны знать и уметь, кроме обладания способностью ориентироваться-приспосабливаться, кроме владения средствами добывания поверхностной информации.

Интерес же к учебе всегда зависит от личности. В старые времена была такая тема – «Учиться!». Сегодня она тоже есть, но на деле часто означает «приспосабливаться» и демонстрировать лояльность.

Ну да, всегда находилась альтернатива – жениться. Кроме личной жизни, в прошлом мало что еще отвлекало. Политической жизни не было, за границу не ездили. Так что довольно многие были вынуждены учиться.

Сейчас гораздо больше отвлекающих факторов, и труднее сосредоточиться на учебе.

Когда я учился, на моем «идеологическом факультете» некоторые студенты готовились к партийной карьере, но их было немного, примерно одна пятая-шестая часть. А остальные подобных целей не имели.

В моей группе не смеялись, когда кто-то говорил, что нужно стать образованным человеком, или что на свете нет ничего интереснее учебы. Никто не делал ужимку: «А зачем?», что, по-моему, бывает сегодня, когда все чаще возникает вопрос о цели: «А зачем быть образованным и знающим человеком?».

Это ведь не гарантия того, что тебя возьмут на работу, что ты будешь счастливым. Раньше целевая установка не была для студентов такой отчетливой.

Но, может, студенты стали внутренне свободнее?

— Если говорить о внутренней свободе, то я всегда думал, что она либо есть, либо ее нет, это также зависит от личности. Жесткого гнета в те времена, когда я учился, уже не было. Мне кажется, студенты и в прошлом были достаточно свободны, могли многое между собой обсуждать и смотреть на вещи критически — если у них, конечно, хватало для этого ума и внутренней свободы.

Чем отличаются современные студенты в этом плане? Они стали свободнее от вопросов о будущем, о том, кто они и к чему готовятся. «Работать? Где-нибудь буду, не в этой, так в другой сфере, не в России, так за границей, не пропаду…» Наверное, мысли о настоящем призвании их посещают и, быть может, мучают, но они этого не показывают.

В 70-е годы в значительной степени можно было быть свободным от идеологий. Сегодня же, как мне кажется, студенты делятся на «скорее правых» и «скорее левых», на «радикальных» и «либеральных», на «модных» или «антимодных».

Четкой трендовой, идеологической закрепленности, которая навязывается молодым людям сейчас, раньше не наблюдалось: «Ты это слушаешь или не слушаешь?», «Я это никогда не смотрю!», «А у тебя где страничка — неужели там же, где у мамы?». Такого не было, и в этом смысле было больше свободы.

Не приходилось думать, соответствуешь ли ты той или иной моде или интеллектуальной позиции. Все соответствовали какому-то расплывчатому понятию «советский студент», а далее делились на «общественников», карьеристов-конъюнктурщиков и на тех, кого теперь называют «ботаниками».

Характерно, что слово «конъюнктурщик» ушло в тень, но многие понимают, что успеха в сегодняшнем смысле без приспособленчества не бывает. Но кто сказал, что все дело в «успехе», а не в том, чтобы прожить жизнь честно, порядочно, человеком добрым и со вкусом (в разных смыслах последнего)?..

А перестроечное поколение, постперестроечное, нулевых, нынешнее — они как-нибудь отличались друг от друга?

— У меня ощущение, что больших событий в области истории студенчества в течение долгого времени не было. Мы проходили немалое количество сюжетов, связанных со студенческим движением XIX — начала XX века: бунты, демонстрации, кружки. Ничего такого не было ни в моей юности, ни потом. Нет и сейчас.

Мое наблюдение такое: нет особенной, именно студенческой жизни — есть жизнь молодежная. Мне кажется, что нынешние студенты имеют самосознание «молодежь», точнее даже «молодые люди», так как «молодежь» звучит все-таки по-советски.

Студенты осознают, что они именно молодые, не старые, не вчерашние, не позавчерашние, а нынешние и будущие.

Но я сомневаюсь, что где-то имеется какое-то студенческое самосознание, которое объединяет ребят из разных вузов, и понимание о том, что они обладают какими-то правами, целями и вместе являются силой.

Если это и намечается в социальных сетях, так ведь это снова где-то, а не в университетских коридорах.

Сегодня, несмотря на весь тренд «юнисекс», размыто и представление о единстве студенток и студентов: они лишь формально принадлежат к единому студенчеству, и время учебы они переживают по-разному, и о будущем тоже думают по-разному.

Вы сказали, что сейчас нет никаких студенческих движений. На ваш взгляд, почему? Ведь проблемы, которые волнуют, в том числе и молодых, в обществе есть…

— Думаю, это связано с размытостью мотивации — зачем вообще быть студентом. Нет единства и сверхзадачи. Как я понимаю, в XIX или в начале XX века была мотивация, связанная с некоторыми идеалами: служить родине, культуре, науке, Просвещению. Особенно это касалось университета.

В университет шел тот, кто собирался в дальнейшем что-то исследовать либо преподавать. Советская мотивация наследовала эти идеи. Она рисовала роль студента, который готовился занять важные позиции. Не в бизнес-смысле, а в культурном плане.

Сегодня же огромное разнообразие мотиваций — «я учусь для того, чтобы родители отстали», «я учусь, потому что все учатся», «я учусь, чтобы хорошо устроиться» и т.д.

Слабость мотивации связана также с омассовлением студенчества. У нас все становятся студентами. Я считаю, что студентов слишком много, что их должно быть меньше, что наряду с вузами должны существовать престижные средние специальные, профессиональные школы.

Если студентов станет меньше, их консолидация возрастет, их место в обществе станет определеннее. Отсутствие единства и мотивации лишает студенчество общественной роли. Какой силой оно является? Просвещения, наук? Нет! У нас это сила какой-то бытовой и семейной повседневности: Коля студент, и Машенька будет…

Студент — это возраст, а не выбор, за редкими радостными исключениями.

Получается, что, кроме отсутствия единой мотивации и наличия «веера целей», а также снижения уровня прилежания, современное поколение студентов больше ничем не отличается?

— Нет, оно, конечно, еще отличается более высокой информированностью и гораздо более высоким уровнем первоначальных знаний. Многие из современных студентов закончили прекрасные средние школы, каких раньше не было.

Я бы даже сказал, что среднее образование сегодня выше по уровню, интереснее, чем раньше. У многих студентов действительно прекрасное среднее образование, они знают тот или иной иностранный язык, бывает, и два. Они уже несколько раз побывали за границей.

И, конечно, у них есть всякие технические средства, которых раньше не было: учись — не хочу!

С одной стороны, это очень хорошо. Но всякая палка о двух концах. Если я знаю английский язык, не дурак, и у меня мобильный компьютер-телефон-камера, то я уже очень хорошо могу идти по жизни — при условии установки на общение, которое сегодня как категория является царицей культуры. Правда, как показывает опыт, общение и учение — вещи хотя и связанные, но в глубине своей разные.

Недостатком доступности информации и установки на общение как среду учения является то, что сегодня очень мало студентов, которые способны добывать знания и умения вне общения и вне электронных сетей. Сегодняшние студенты, к примеру, бывают удивлены, когда я не выдаю им распечатки.

Говоришь студенту, что он должен бы сходить в библиотеку. И тут начинаются трудности. Образование требует принесения в жертву времени и общения, а «в читальном зале душно», там сидят пожилые неинтересные люди.

Нет спору, Интернет – отличная штука, но думаю, что он — только ориентировочное средство, подспорье в работе с книгой и другими чувственно осязаемыми средствами образования. Прочитанное и увиденное на экране слабо запоминается вследствие своих сенсорных особенностей.

Полная передача функции памяти машинам означала бы оскопление разума, лишение его индивидуальности, субъектности, и тем самым — конец образования как культурной формы.

А если говорить конкретно об искусствоведении, меняются ли как-то студенческие интересы?

— Опять же, эти изменения отражают перемены в культурных акцентах. Ну да, раньше меньше (зато интенсивнее, с риском) интересовались «авангардом», превратившимся теперь как тема в модную вещицу.

Встречаются «подсевшие на советское» — для многих это тренд, гранты, международные конференции; но есть и искренние, с интересом к жизни и искусству родителей, дедов.

В общем-то все, о чем у нас говорится в СМИ, отражается в тематике наших студентов-искусствоведов: главный художник — Фрида Кало, главная теоретическая проблема – кураторство, архитекторы – те, что получают прицкеровскую премию или право на строительство особняков в новой России.

Но есть и «православные», и заглядывающие на Восток, особенно по прочтении книги Саида «Ориентализм». Первые где-то стесняются, где-то чувствуют себя на коне. Это зависит от учебного заведения.

Низок интерес к классическим периодам и темам истории искусства, за исключением импрессионистов, которые по-прежнему любимы массовой студенткой второго курса. Студенты делятся сегодня на тех, кто читает умные книжки (обычно они написаны философами, филологами, психологами) и пытается применить их к темам искусства, и на тех, кто, как это было всегда, учится на искусствоведении, потому что это красиво.

20 лет я преподавал для студентов, которые собирались стать историками искусства. Последние же 20 лет я работаю с ребятами, большая часть которых вовсе не готовится стать искусствоведами, т.е. занимаюсь общим просветительством и эстетическим воспитанием.

Практически в каждом вузе есть кафедра искусствоведения или нечто подобное, однако профессионалов в этой области становится все меньше и меньше — так же, как и желающих что бы то ни было серьезно исследовать. Молодые люди не хотят работать в музеях. Ни девушки, ни юноши.

Причем, не из-за низкой зарплаты, а потому что в музеях сложилась определенная традиция, отчасти являющаяся продолжением советской: для молодых людей она нечто муторное, сонное, скучное.

В то же время, я не замечаю, чтобы какие-то молодые люди хотели писать об искусстве.

Не в смысле обслуживания СМИ, а писать в журнал, писать книжку, брошюру, которые могли бы продаваться и покупаться любителями искусства.

Зато есть значительное количество людей, которые рвутся в сферу так называемого современного искусства, имея довольно смутное представление о нем и о том, кем они в этой сфере могут быть.

Есть также категория молодых людей, в основном — девушек, которые воображают, что, если не в России, то на Западе уж точно при везении можно стать «галеристкой», как они это называют. Множество студентов желают оказаться при фондах и фестивалях, то есть работать в менеджменте культуры. Но активных среди них тоже очень мало.

Я вижу тревожную ситуацию, особенно в нашем городе, который славится как «культурная столица». Старшему поколению некому будет передавать свои посты! Я не вижу достаточно ярких 20-26-28-летних молодых людей, которые хотели бы продолжать линию «искусствоведения».

Может быть от того, что оно в кризисе или просто сходит со сцены по объективным причинам? Очень может быть…

Мой лучший ученик с факультета, любящий и знающий многое в искусстве, отправился в США изучать Петроградскую коммуну Северной области. Радостно сознавать, что мне и коллегам удалось передать ему пафос исследования. Но это исключение. Одно за десять лет!

Искусство находится в упадке — как новейшее, так и традиционное, как отечественное, так и западное. Нет новых идей, а силы служить старым идеалам иссякли, будь это даже недавние идеалы авангарда и революции 1960-х годов. Сегодня искусство — это сфера обслуживания масс и элит.

Одним оно нужно для престижного развлечения, другим — для демонстрации силы и чтобы было, о чем интеллектуально потрепаться. Никаких возвышенных целей познания, постижения, жизнетворчества общество перед искусством не ставит.

Отсюда понижение престижности всей этой сферы и уход наиболее активных сил в другие области.

А что все-таки делать выпускникам-искусствоведам? Куда им можно устроиться после окончания университета и с какими трудностями они могут столкнуться?

— Вообще-то, они могут устроиться, куда захотят. Можно и в Эрмитаж, и в Русский музей, и в Государственный центр современного искусства. Можно пойти в аспирантуру, стать доцентом и профессором истории искусства в СПбГУ. Только никто не хочет!..

Наш факультет, например, тем и замечателен, что в качестве преподавателей здесь собраны люди в некотором роде ключевые. Нужно просто однажды сказать своему преподавателю: «Я стала вашей ученицей и теперь буду ею всегда. Я хочу идти профессиональным путем». Многие профессора готовы помочь и мечтают об учениках, о будущих коллегах…

Такое впечатление, что вам сегодня менее интересно работать, чем 20 лет назад. Так ли это?

— Это ложное впечатление. Вообще-то работать просто с людьми, а не с будущими профессионалами, более интересно и по-человечески гораздо более ответственно.

Беседовала Светлана Абросимова, студентка СПбГУ

Источник: http://www.rosbalt.ru/generation/2013/02/25/1098692.html

Ссылка на основную публикацию