Чего студент боится больше всего?

Что делать, если я чувствую страх перед преподавателем (не решаюсь подойти с вопросом, боюсь ответить или сдать работу и др.? — Шпаргалка для студента — ЧГУ

Определи, чего ты боишься больше всего: разговора на повышенных тонах; обвинений; необходимости объясняться; отказа тебя выслушать; негативной оценки тебя и твоей работы или др.

Готовясь к разговору (ответу), подумай, каких последствий общения с преподавателем ты хотел бы избежать (отрицательного отношения преподавателя к тебе, осознание своей несостоятельности, признание своей вины, другое)?

Какова твоя цель обращения к преподавателю (сформулируй ее как можно более конкретно – например, сдать работу, чтобы он ее просто принял; сдать работу, чтобы он принял ее без комментариев; сдать работу и получить разрешение на исправление ошибок или др.)?

Исходя из цели, спланируй разговор (ответ на семинаре, экзамене) – где, когда он может состояться, в присутствии других людей или один на один, с чего ты начнешь, какие доводы можешь привести, как могут развиваться события, как реагировать в каждом случае, какими словами закончить общение? Можешь прорепетировать разговор (ответ) с кем-то из друзей или самостоятельно в своем воображении.  

Для того чтобы настроиться на разговор (на ответ на экзамене, зачете), выполни следующее:

— найди сходство с преподавателем (подумай, что общего между вами может быть);

— найди хотя бы одно качество, которое тебе нравится в этом преподавателе (черту внешности, особенность поведения или черту характера);

— поставь себя на место преподавателя и постарайся представить, чем может быть вызвано его раздражение по отношению к тебе? Вполне возможно, что это вообще не связано с тобой лично;

—  посмотри на себя глазами преподавателя: какого тебя он видит? Человек, который мямлит, прячет взгляд, не может сформулировать вопрос или дать четкий ответ, вызывает сомнения в умственных способностях или в готовности к занятию,  жалость и раздражение.

Человек, который возражает, предъявляет претензии, обвиняет, не выполняет требования, постоянно отвлекается и потом задает вопросы и т.п.

, вызывает опасение (и даже страх), гнев и порождает желание защититься, пойти в наступление, подавить кажущееся сопротивление.

— исходя из результатов проделанной работы, определи, как ты будешь держать себя в ходе разговора.

Если преподаватель все же кричит на тебя, представь, что ты смотришь телевизор, и все что ты видишь и слышишь – происходит на экране. Как ты к этому тогда отнесешься?

Если тебе предъявляют претензии — соглашайся со всем, что тебе говорят, или просто молчи. Дай возможность преподавателю выпустить весь негатив, который накопился, но не принимай абсолютно все на свой счет.

Даже если тебе кажется, что все претензии и обвинения несправедливы, а слова преподавателя звучат для тебя как оскорбления – помни, с какой целью ты вступил в общение.

Если в твои планы не входит конфликт с преподавателем, прояви выдержку, выслушай его, прими к сведению его слова. Только после этого спроси, как ты можешь исправить ситуацию.

Есть много разных психологических приемов для преодоления страха. О них ты можешь узнать на консультации психолога. Знай, наши страхи – это очень ценная информация для самоанализа и самопознания. Поработай со своим страхом, не упусти шанс узнать о себе что-то интересное J

Если хочешь перестать бояться — делай то, чего боишься. Гарун Агацарский

Все стрессы берут начало со страха «меня не любят». Лууле Виилма

Источник: https://www.chsu.ru/students/help/-/asset_publisher/KdE0/content/cto-delat-esli-a-cuvstvuu-strah-pered-prepodavatelem-ne-resaus-podoiti-s-voprosom-bous-otvetit-ili-sdat-rabotu-i-dr

Чего боятся студенты-медики

Смерть – это наркотик: однажды попробовав, герои «Коматозников» не могут остановиться и увеличивают дозу.

Одна, две, три минуты, кто больше? Чему их учат на факультете – дело десятое (анатомию там проходят параллельно с клинической практикой, чтобы всякий зритель с уважением подумал: медицина!).

Зато в подвале стоит бесхозный томограф в идеальном состоянии. Туда-то и затаскивает однокурсников пытливая Кортни (Эллен Пейдж), задумавшая эксперименты с клинической смертью.

Разряд – пациент мертв, сканируем мозг. Интубация, адреналин, разряд – пациент снова жив. И не просто жив, а словно бы вернулся отдохнувший и с магнитиками. Суровые педагоги не нарадуются: студент, побывавший на том свете, полон знаний, безошибочно ставит диагнозы и интуитивно выбирает лучшую тактику лечения. Семен Семеныч, у вас не закрытый, а открытый перелом!

Радость длится, однако, недолго: выясняется, что у смерти есть побочные эффекты. За вернувшимися начинают гоняться немытые и нечесаные призраки, иногда с колюще-режущими предметами. Так по замыслу режиссера Нильса Ардена Оплева выглядит чувство вины, которое накатывает на студентов-медиков после посмертного опыта.

Доучился

Кифер Сазерленд, игравший в «Коматозниках» 1990 г. одного из студентов, появляется и в ремейке – уже в роли умудренного доктора, удостоверяя преемственность нового фильма по отношению к оригиналу. Но англоязычные критики вынесли ремейку практически единодушный вердикт: «Мертв по прибытии».

Серьезный кинокритик, разумеется, должен вспомнить «Коматозников» (1990) Джоэла Шумахера с Джулией Робертс, Кифером Сазерлендом и Кевином Бейконом. А затем пуститься в рассуждения, почему раньше трава была зеленее и сколько можно делать ремейки. Но вместо этого я позволю себе лирическое отступление, маленький мемуар. О том, чего боится студент медицинского института.

В общем-то почти ничего. Так что не смешите нас призраками, не имеющими представления о гигиене и санитарии. Студент и даже студентка-медичка не одарены чувствительностью. Уже на третий месяц изучения анатомии они рядом с трупом или отдельными его частями спокойно бутерброды жуют, изголодавшись вследствие дороговизны столовой.

Но не одарены они, как правило, и любопытством – успеть бы осилить программу; куда там стремиться к горизонту и заглядывать за грань. Но в одном новые «Коматозники» совершенно правдивы – ради лучшего усвоения материала начинающий медик готов на всё. Ибо есть все же вещь, которой он боится пуще смерти и уголовной ответственности.

Это экзамен.

Поэтому логично, что герои фильма страшно воодушевляются, приобретя на том свете дополнительную память и великолепное клиническое мышление. Нелогично, что видят они там какую-то светящуюся рождественскую ерунду, когда все хорошо, и проваливаются в унылый неспецифический кошмар, когда что-то идет не так.

Не то, все не то! Совсем другие вещи должны доставлять радость студенту в медицинском хорроре.

Ведь как было в нашей студенческой жизни накануне госэкзамена зимой второго курса – примерно в те годы, когда в видеопрокатах появились оригинальные «Коматозники»? Лучшим новогодним подарком считался утыренный с кафедры «влажный препарат» – хорошо проформалиненный мозг или бережно завернутый в несколько слоев марли продольный распил черепа с мягкими тканями. Особо слабоумные и отважные тащили в общежитие предметы побольше: помню, у однокурсника на балконе хранилась целая нога и он без вопросов одалживал ее всем нуждающимся.

Простите, увлекся: теплые, сентиментальные чувства вызвали у меня новые «Коматозники», хотя фильм, будем честны, так себе. Если б ремейк делал я, за героями гонялись бы доценты кафедры анатомии, требуя показать, где у покойного был мускулюс кремастер.

В прокате с 23 ноября

Источник: https://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2017/11/22/742628-boyatsya-studenti-mediki

Консалтинговый центр

«Какой бы ни была цель, ее не достичь до тех пор,
пока человек не отбросит страх — и не взлетит»
— Ричард Брэнсон

Трудно и тяжело только то, что происходит впервые. И уж поверьте, вы ничего не знаете о настоящей панике, если сами не провели, хоть один мучительный день, сидя в кресле и втыкая на свою долгожданную корочку из ВУЗа, вертя её в руках и пытаясь осознать «ЧТО, ЧЁРТ ВОЗЬМИ, ДЕЛАТЬ ДАЛЬШЕ?».

Казалось бы, вот есть ты – такой весь крутой-крутой специалист с дипломом – и плюс ещё целый мир самых различных возможностей (ты это сам слышал).

Но где-то в этом предложении есть подвох, что-то не вяжется, где-то выбивает «error» во всей этой системе… Потому что «вы нам не подходите», «мы вам перезвоним» и финальный выстрел в голову – «извините, эта вакансия уже закрыта».

С каждым новым опытом всё становится как будто гораздо проще. Но страхи остаются страхами и здесь есть только один самый лучший и самый проверенный способ — сделать то, чего боимся ещё раз. 

Первое собеседование по поводу приема на работу — как первое свидание.

Вроде как ты уже оценил эту «ничего такую» компанию, вроде как ты им тоже приглянулся, раз ты сидишь не где-нибудь, а на ресепшtне, вроде как ты готов идти на контакт…ещё бы кто подсказал, какими должны быть первые движения! Сердце колотится, руки трясутся, ладошки потеют, язык присох к горлу…

Вы думаете, это всего лишь ваши личные страхи? Увы, должна вас разочаровать! Опрос портала для молодых специалистов показал, что боится проходить собеседования с работодателем АБСОЛЮТНОЕ большинство выпускников ВУЗов.

45% пугают вопросы по специальности, на которые они не смогут дать ответы;

36% признались, что у них не получится себя хорошо презентовать,

19% боятся ляпнуть глупость,

17% — выглядеть не респектабельно в глазах нанимателя.

Те молодые специалисты, которые уже имели хоть какой-то опыт собеседований, сравнили его по уровню стресса с выступлением перед огромной аудиторией, остальные же отметили, что нечто подобное испытывали, когда сдавали самые сложные экзамены.

И эта лишь малая часть того, что видят в своих самых страшных снах современные выпускники… Вот некоторые из них:

1) Страх общения с потенциальным работодателем – вплоть до страха набрать номер, который указан в вакансии, чтобы договориться о собеседовании

2) Отсутствие опыта в ведении переговоров — как говорить? что спросить? Даже самые маленькие сложности вызывают огромную панику

3) Страх не ответить на вопросы работодателя, в особенности, на каверзные

4) Страх не найти работу по специальности и оказаться невостребованным. Вчерашние студенты, которые внезапно поняли, что шансов на рынке труда у них нет, начинают рвать на себе волосы

6) Неумение составить грамотное резюме, абсолютное отсутствие понимания своих сильных и слабых сторон, неумение сделать акцент на достоинствах

7) Отсутствие опыта и как следствие страх показаться человеком, который не привык работать

8) Маленькая заработная плата при работе по специальности

Читайте также:  Что такое студенческий профком?

9) Страх перед новым коллективом (боязнь не вписаться в команду, немолодой коллектив и т.д.)

10) Консервативная корпоративная политика, устаревший взгляд начальства, неприязнь новых идей и собственного мнения

11) Страх не иметь возможности для самореализации в полной мере

12) Страх не найти работу, которая будет именно по душе, а не превратится в каждодневную каторгу

13) Некоторые выпускники боятся личных вопросов, вопросов об их интересах, т.к. считают себя заурядными и без особых талантов

14) НЕУВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ – страх перед самим собой, который присутствует у большинства

15) Вера в миф о том, что востребованный специалист должен владеть минимум 2-3-мя языками, чтобы как-то выделяться на рынке труда, ведь знанием одного уже никого не удивишь

16) Ещё один распространённый страх, что на работе могут потребовать сделать то, чему тебя не учили в ВУЗе, т.е. как говорится, тебя выбросят прямо в водоворот событий

17) Страх ответственности и принятия серьёзный решений в одиночку

Зато все без исключения студенты знают, как должно выглядеть их идеальное место работы. Давайте посмотрим?

«Мой начальник должен быть профессионалом и знатоком в той сфере, в которой имеет бизнес! Должен понимать, на какого человека какой функционал возложить, чтобы все работали максимально эффективно! Должен постоянно мониторить рынок и адекватно относиться к необходимости повышения ЗП! Ещё хотелось бы, чтобы он понимал целесообразность и важность постоянного развития, обучения своих сотрудников»

«Хороший работодатель должен уделять особое внимание своим сотрудникам, их комфортным условиям труда, а также проявлять креативность во всём!»

«Отличный босс сегодня — не тот, кто просто платит деньги. И не тот, кто платит деньги побольше. И не тот, кто к большим деньгам добавляет мегасоцпакет.

Отличный босс для меня тот, кто успешно расширяет свой бизнес и самое главное, СОЗДАЕТ УСЛОВИЯ ДЛЯ КАРЬЕРНОГО РОСТА.

И тем самым привлекает к себе мощнейшие кадры, которые при этих условиях скорее согласятся даже получать меньшую зарплату, чем просиживать штаны в бесперспективной фирме»

«Да, безусловно, хорошее начальство – это круто, но хотелось бы в дополнение получить такое рабочее место, куда хотелось бы приходить на работу с удовольствием, а не заставлять себя каждое утро подняться с постели. Я имею в виду саму обстановку в офисе, места, где можно отдохнуть, а где и поработать на полную катушку, где поделиться своими идеями, которые будут услышаны! Корпоративный дух, вот что мне нужно!»

 «Главное, чтобы придя на работу, я поняла, что именно эти ребята отдают себе отчёт, что их работники — это их главный капитал!!!!»

 «Всегда себе представлял, как прихожу в офис, а там постоянная движуха, ну знаете, когда обсуждают идеи, поддерживают друг друга и никаких воротничков! А потом выходит директор, здоровается за руку и говорит «Ну что, заткнём за пояс конкурентов? У кого созрели за ночь свежие идеи? Кстати, никто не хочет рубануться в пейнтбол после работы?» И ты реально понимаешь, что готов выкладываться на 1000000 % просто потому, что ты тут свой»

 «Хочу на вопрос «ну как на работе?» отвечать «знаешь, у нас там своя атмосфера» блин, всегда мечтал :D»

«Александр Македонский знал 30 тысяч воинов и мог назвать имя любого – вот что значит быть по-настоящему в деле! Нужно знать тех, с кем ты работаешь… а если ещё и знать, кто на что способен, тогда можно вообще весь рынок под себя подмять))»

…Все свободное ото сна время наше поколение сидит в чатах, не закрывает электронную почту

Источник: http://reserv.proconsult.by/stati/53-chego-boyatsya-sovremennye-studenty-ili-top-glavnykh-strakhov-pokoleniya-y.html

ММФ-55: деканат против студентов

В рамках празднования 55-летия ММФ НГУ 17 сентября прошёл финал игры «55:1». Мероприятие проходило в неформальной обстановке. Организаторы решили, что команды должны называться необычно, поэтому в финале сошлись «Деконат» и «МихМат Джуниор».

По аналогии с игрой «100:1», участники должны были угадать самые популярные ответы на вопросы, связанные с их любимым факультетом. Игра состояла из четырёх туров: простая игра, двойная игра, тройная игра и игра наоборот.

Поддержать игроков пришли не только преподаватели и студенты факультета, но и родители мехматовцев и их друзья. Атмосфера в финале была очень теплой, преподаватели шутили с ведущей Полиной Сажиной и со своими студентами.

Первый вопрос оказался неожиданно сложным и для студентов, и для деканата: «Зачем студенты поступают на мехмат?». Ответы были самые разные, но ни одна команда так и не смогла отгадать все позиции. Да и как-то непривычно слышать от студентов мехмата такие несерьезные ответы: от скуки, за компанию, никуда не взяли.

Уже после второго вопроса «Кем становятся выпускники мехмата?» обе команды почувствовали азарт и начали спорить с ведущей, на что она с улыбкой ответила и. о. декана Игорю Марчуку: «Игорь Владимирович, сегодня тот день, когда главная я!»

Команда «МихМат Джуниор» с легкостью справилась с вопросами «Почему студент учится летом?» и «Чего студент боится больше всего?», не дав противникам даже шанса ответить.

Оказалось, что больше всего студенты боятся отчисления, сессии, пересдачи, что его спросят, преподавателя и военкомата.

А вот ответ, что студент боится «деканата», оказался единственным неверным, на что команда «Деконат» отреагировала шуткой: «Не боятся у нас деканата! Это хорошо!».

Правила двойной игры такие же, как и в простой, но разница в том, что здесь победитель получает двойные баллы. Начался второй этап со сложного вопроса, который вызвал спор у обеих команд — «Кто самый известный математик?».

Но если у преподавателей проблема заключалась лишь в том, что у них было слишком много вариантов, то студенты пытались вспомнить хоть кого-нибудь.

Дать все ответы на этот вопрос так и не удалось, но это лишь добавляло азарта, так как команды шли очень близко друг к другу.

В тройной игре вопрос был легче — «Как одним словом назвать выпускника мехмата?». Но команды не смогли отгадать все варианты, потому что вариант «мехматовчанин» был для них открытием.

Последний этап игры оказался особенно нервным, так как команды шли «ноздря в ноздрю». В «игре наоборот» участники должны были угадать самый непопулярный ответ на вопрос «Почему закрыт университет?». На обсуждение давалось всего 30 секунд, по истечению которых каждая команда должна была дать один единственный вариант.

Но опыт взял своё, и «Деконат» выиграл игру со счетом 184:171. Самым непопулярным оказался ответ — «праздник». И всего лишь на одну позицию ниже оказался вариант «ночь», который дали «МихМат Джуниор».

Команду-победителя наградили фирменными сувенирами факультета и сладкими призами.

Наталья Затонских

Последняя редакция: 21.09.2016 20:26

Источник: https://nsu.ru/55_1

«Студент не должен бояться остаться без работы»

Проблема трудоустройства после окончания учебного заведения, совмещение учебы и работы — эти вопросы волнуют многих молодых москвичей. Помнят об этом и столичные власти — в городе ежегодно проходит весьма полезный для молодежи конкурс «Виктория. Лучший в профессии, лучший в бизнесе».

За годы работы конкурса свои проекты и бизнес-планы в рамках «Виктории» смогли реализовать сотни молодежных коллективов и талантливых людей (в качестве призов в конкурсе присутствуют льготные программы кредитования предпринимательства). Самым активным и увлеченным дают не только деньги на развитие бизнеса, но помещения под офисы, помогают найти клиентов, получить выгодные заказы.

— Мы считаем очень важным поддержать молодых профессионалов, менеджеров, предпринимателей, — говорит депутат Мосгордумы Степан Орлов.

— Необходимо помогать ребятам начать свое дело, создать свой бизнес, стимулировать в среде молодежи стремление к успеху.

Именно ради этого несколько лет назад Мосгордума приняла закон «О молодежи», а правительство Москвы уже третий раз утверждает городскую целевую программу «Молодежь Москвы».

Для тех, кто ищет себе работу, один из учредителей «Виктории» — Московский центр труда и занятости молодежи «Перспектива» традиционно готов предложить сотни, а то и тысячи разнообразных вакансий.

— Молодежный рынок труда — материя тонкая, специфическая, — говорит директор МЦТЗМ «Перспектива» Леонид Кравченко. — Студенты, школьники, молодые выпускники — самая уязвленная часть населения в плане трудоустройства. С одной стороны, работодатель требует опыт работы уже в 18-20 лет, а с другой — не дает его получить… Заколдованный круг.

По статистике центра, ежегодно по вопросам трудоустройства в него обращаются более 40 тысяч юношей и девушек. Из них более половины — подростки в возрасте до 18 лет. Свыше 50% соискателей — учащиеся.

В банке данных «Перспективы» содержится информация о 18 тысячах рабочих мест для молодежи в возрасте от 14 до 30 лет. Средняя зарплата по вакансиям — 7,5 тысячи рублей.

Впрочем, встречаются и более выгодные предложения.

— Для любого человека можно найти наиболее оптимальный и приемлемый вариант, к тому же в нашей картотеке есть только проверенные вакансии — молодых людей не только обеспечат объемом работы, но и не обманут с зарплатой, — говорит Кравченко.

— Однако это не значит, что все просто и легко, — замечает Степан Орлов. — К сожалению, далеко не всех работодателей можно назвать порядочными. Некоторые могут не платить зарплату молодому специалисту и держать его на «вечном» испытательном сроке. Но с этим нужно бороться.

В свою очередь, необходимо помогать выпускникам вузов в трудоустройстве. Для этого необходимо наладить взаимодействие с работодателями. Формировать спецзаказы для учебных заведений. Развивать программу профориентации. Уже будучи студентом, человек должен знать, что его ждут в той или иной организации, и не должен бояться остаться без работы.

Наверное, все помнят пресловутое «распределение», что практиковалось во времена Советского Союза. Думаю, что в этом нет ничего плохого. Кроме одного — это не должно быть «обязаловкой», человек должен сам решать, нужна ему та или иная вакансия или нет. Кроме того, свои проблемы и в законодательстве.

Буквально несколько недель назад правительство обсуждало подготовку кадров для городской экономики. Их тоже не хватает.

По словам депутата Мосгордумы Татьяны Портновой, кроме дефицита работников в ближайшее время депутатам придется решать и другие проблемы:

Читайте также:  Стоит ли идти в армию после университета?

— В законе «О государственной гражданской службе» четко прописано, что человек, претендующий на должность в госструктурах, обязан обладать опытом работы в тех же госструктурах. Это нелепо и просто физически невозможно.

Получается, что студенты, заканчивающие факультеты управления, не могут найти себе работу. Ведь у них нет опыта. Само собой нужно вносить поправку, чтобы они смогли найти вакансии если не министров, то ведущих специалистов.

Чем мы и займемся в самое ближайшее время.

СПРАВКА

Трудоустройством вчерашних выпускников помимо многочисленных кадровых агентств (чьи услуги стоят денег) в городе занимается московский центр труда и занятости «Перспектива» (8(499)190-16-05, 8(499)190-19-05).

Кроме того, во многих институтах (МАТИ, МАИ, МГУ, МГТУ им. Баумана и т.д.) существуют свои отделы по трудоустройству. Их телефоны можно узнать в Управлении государственной службы занятости населения города — тел.: 679-47-23.

Какая зарплата ждет выпускника

По словам специалистов, больше всего ценятся работники, которые совмещали обучение с работой.

Считается, что они обладают не только опытом, но и умением строить взаимоотношения в иерархии «начальник-подчиненный», видеть задачу и качественно ее выполнять в поставленные сроки.

Люди, которые в свое время работали в условиях цейтнота, лучше переносят конфликтные и стрессовые ситуации, что особенно ценится работодателями. Впрочем, согласно статистике, только 25% студентов совмещают учебу с работой.

По словам руководителя группы подбора персонала кадрового центра «Юнити» Елены Тимошкиной, оклад вчерашнего выпускника, так и не познавшего все тяготы профессии, будет на 60, а то и на 70% меньше зарплаты опытного специалиста.

К примеру, в сфере IT и интернета «новичкам» дадут не более 600 долларов, в то время как их «бывалые» коллеги смогут претендовать на оклад в 2-3 тысячи условных единиц. Аналогичная судьба ждет и выпускников юридических факультетов. По словам специалистов, вчерашнему студенту вообще не стоит рассчитывать на зарплату выше 700 долларов.

Правда, эти правила не касаются студентов медицинских, архитектурных, химических и иных факультетов, от выпускников которых в первую очередь требуют теоретических знаний.

Источник: https://iz.ru/news/330076

Чего боится вузовский преподаватель?

более востребовано в производственной сфере. Дополнительные образовательные программы, консультирование выпускников, помогающее им в дальнейшем самообразовании и развитии, — все это формирует новые требования к личности преподавателя, который должен:

• уметь учить на реально-прикладных ситуациях;

• иметь опыт работы в отраслевых структурах;

• иметь высокую технико-экономическую информированность и знания на самом современном уровне;

• обладать умением получать новые знания на базе анализа реальных ситуаций, прогноза развития технологий и всей отрасли.

Проблема подбора и подготовки преподавательских кадров стоит перед всеми структурами, которые занимаются программами ДПО.

В первую очередь необходимо обеспечить опережающую подготовку профессорско-преподавательского состава.

Вторая проблема связана с формированием методологической культуры у преподавателей, имеющих значительный опыт работы в реальных производственных ситуациях и не имеющих опыта обуче-

ния этому других. И в этом случае именно имеющаяся база университетского комплекса и созданная вертикаль многоуровневой системы подготовки позволяют выстраивать систему подготовки и обучения «учителей».

На базе университета существует Центр повышения квалификации и профессиональной подготовки, основная цель которого — с помощью семинаров и тренингов дать практические навыки работы в информационных средах, использовать новые методы обучения студентов и взрослых.

Литература

Арсентьева А.В., Григорьев Н.Ф. Управленческая роль университета и ее реализация в системе непрерывного образования // Известия Российской академии образования. — 2002. — №1.

Хиту М., Генин В.Е. Инновационная образовательная деятельность вуза: модель и субъект // Социол. исслед. — 2003. — №10.

Мау В.А. Непрерывное образование: разнообразие подходов // Научно-практическая конференция «Бизнес-образование в системе непрерывного образования» / Под ред. В.А. Мау, Е.А. Карпухиной, Т.Л. Клячко. — СПб., 2004.

М. МАЗНИЧЕНКО, канд. пед. наук Сочинский государственный университет туризма и курортного дела

В психологической и медицинской литературе много говорится о фобиях, которые поражают разнообразием: выделяют более пятисот их видов. Английский психотерапевт Фредерик метко назвал фобии «глупостью умных людей» и отметил, что ими страдают в основном интеллектуалы. Практичес-

Чего боится

вузовский

преподаватель?

ки любого вузовского преподавателя можно считать интеллектуалом. Может быть, трезвый взгляд на свои фобии поможет нам освободиться от некоторых глупостей? В педагогике и педагогической психологии понятие «педагогические фобии» практически не используется, однако обращение к нему

позволяет по-новому взглянуть на деятельность вузовского преподавателя и возникающие проблемы.

В обыденном представлении фобия

— это страх перед чем-нибудь, боязнь чего-либо. В психологической и медицинской литературе дифференцируют понятия «фобия» и «страх», «боязнь». В отличие от страхов и боязней, фобиям присуще критическое отношение к страху и осознанное избегание вызывающих его объектов, деятельности или ситуаций.

Фобию определяют как навязчивый, неконструктивный, иррациональный страх, связанный с конкретным фактором: фобия пауков, замкнутых пространств, публичных выступлений и т.д. Нормальный уровень тревоги и страха в любой деятельности необходим: он сопутствует росту, развитию, совершенствованию деятельности, переживанию нового, неизведанного.

Если же страх доводится до абсурда, становится неуправляемым, ограничивает деятельность, он превращается в фобию.

В предлагаемых размышлениях мы несколько отступим от классического психологического и медицинского понимания фобии как нервного расстройства, заболевания и рассмотрим педагогические фобии как неконструктивные страхи педагога, боязнь определенных педагогических явлений или действий, приводящую к избеганию некоторых ситуаций, ограничению профессиональной деятельности. Здесь следует различать фобию и страх, боязнь. Последние, в отличие от первых, могут испытываться педагогом в определенных ситуациях, но не приводить к их избеганию, к снижению эффективности деятельности.

Содержательное представление о роли фобий в педагогической деятельности дают их функции. Первая из них

— индикаторная: фобии служат индикатором имеющихся у преподавателя

проблем, затруднений, отсутствия определенных профессиональных знаний, умений (например, фобии ошибок и неудач, обратной связи являются индикатором недостаточного развития рефлексивных умений). Диагностика и коррекция фобий может помочь выявить свои проблемы и решить их.

Вторая функция — ограничивающая: страдая фобией, педагог избегает определенных ситуаций и этим содержательно ограничивает свою деятельность. Кроме того, фобии ограничивают воспринимаемую информацию, которая фильтруется на предмет возможной опасности.

Диагностика и коррекция фобий позволяют содержательно расширить деятельность преподавателя. Третья функция — деформирующая: фобии обесценивают деятельность преподавателя, снижают ее эффективность.

Под воздействием страха зачастую теряется способность к логическому мышлению и адекватным действиям, принимаются необдуманные, непрофессиональные, основанные только на эмоциях педагогические решения. В отдельных случаях страх может привести к агрессии. Кроме того, фобии преподавателя проецируются на студентов.

В психологической литературе упоминаются некоторые фобии студентов: экзаменов, публичных выступлений, строгих преподавателей, отдельных учебных дисциплин, собственного мнения. На наш взгляд, во многом это проекции фобий преподавателей.

Анализ психолого-педагогической литературы, а также практики вузовского образования позволяет выделить некоторые типичные фобии вузовского преподавателя и классифицировать их в соответствии с основными профессиональными функциями (по Н.В. Кузьминой): коммуникативной, организаторской, конструктивной, гностической.

Обратимся к коммуникативной

функции. Наиболее распространенной здесь является фобия потери авторитета, на основе которой возникают фобии критики, ошибок и неудач, несостоятельности, превосходства студентов (коллег), юмора, профессиональной коммуникации.

Фобия критики. Довольно часто преподаватели с опаской, а то и враждебно относятся к критике в свой адрес, даже к доброжелательной, считая, что ученая степень, звание, должность говорят о высоком уровне их профессиональной компетентности, не подлежащей критике.

Встречаются даже ситуации, когда преподаватель намеренно снижает оценку студенту, который не соглашается с его точкой зрения, высказывает некоторые пожелания или замечания по поводу организации занятий.

Бывает и так, что преподаватель не воспринимает критику коллег (например, по поводу выбора тем дипломных работ). В. Браун, Г. Швец среди негативных свойств «Я-концепции» педагога выделяют сопротивление разговорам и дискуссиям по поводу собственного преподавания [1].

Фобия критики затрудняет коррекцию собственной деятельности, лишает возможности роста.

С фобией потери авторитета связана и фобия ошибок и неудач, когда преподаватель не решается на введение нового содержания лекций, метода обучения, боясь совершить ошибку.

Или же избегает ситуаций, в которых он вынужден признать или исправить свою ошибку. Мало того, зачастую преподаватели лишают и студентов права на ошибку, немедленно стремясь исправить неверно сказанное или сделанное.

Не следует воспринимать ошибку исключительно как негативный факт. Она

— источник опыта, первый шаг на пути к правильным действиям. Поэтому лучше учить студентов находить и исправлять собственные ошибки, использо-

вать их для самосовершенствования, нежели ограждать их от ошибок или учить избегать ошибок. Например, можно вводить ошибки в текст лекций, будучи уверенным, что студенты готовы их обнаружить и исправить.

Во многом ограничивает деятельность преподавателя фобия несостоятельности. Она чаще проявляется у педагогов с заниженной или завышенной самооценкой, неуверенных в собственных силах или же переоценивающих их.

Что мы скажем студенту, открыто заявившему, что мы сами не разобрались в какой-либо теме, а требуем ее безукоризненного знания? Скорее всего, снизим оценку, предъявим более жесткие требования. А ведь студент может быть прав, но мы боимся это признать.

Фобия несостоятельности ограничивает деятельность преподавателя: вынуждает не обращаться к новым формам, методам, технологиям (вдруг не получится?), не приглашать на свои занятия коллег (вдруг раскритикуют?), не организовывать на семинарах дискуссии (вдруг не смогу управлять дискуссией, пусть лучше доклады читают), избегать сложных вопросов, которые задают студенты (вдруг не смогу ответить?), не давать возможность студентам самим предлагать темы курсовых и дипломных работ и др. Можно дифференцировать несостоятельность предметную (ответить на трудный вопрос, вести новый учебный курс) и процессуальную (заинтересовать студентов, организовать работу, привлечь внимание, установить дисциплину). Процессуальная несостоятельность может быть связана с отсутствием у преподавателя специальной психолого-педагогической подготовки (не секрет, что многие вузовские преподаватели не имеют педагогического образования, не знакомы со спецификой воспитания студентов и дидактикой высшей школы).

С фобией несостоятельности связана и фобия превосходства студентов. Хотя все мы знаем, что хороший педагог — тот, ученики которого превосходят его, однако подсознательно многие боятся превосходства студентов.

Эта боязнь выражается в том, что преподаватель ограничивает возможности студентов: предъявляет невыполнимые требования, придирается к мелочам, пресекает инициативу, навязывает собственное мнение и т.д. Или же несправедливо относится к одаренным студентам, поощряя только исполнительность, а не творческий, самостоятельный подход к выполнению заданий.

Читайте также:  Типы (виды) преподавателей

Имеет место у некоторых преподавателей и фобия превосходства коллег, которая препятствует продуктивной профессиональной коммуникации, обмену опытом.

С описанными фобиями связана и фобия доверительного (неформального) общения со студентами. В этом случае преподаватель ограничивается формальным общением со студенческой группой в целом, не поощряя обращений к нему отдельных студентов со своими проблемами.

Если преподаватель избегает шуток над собой, сильно нервничает, оказавшись в смешном положении, боится «потерять лицо», пресекает любые проявления юмора у студентов, считает, что обучение не может быть веселым, не использует веселый настрой аудитории в качестве стимула обучения, искусственно пытается выглядеть строгим, сурово относится к студентам, создавая между ними и собой стену, — можно говорить о фобии юмора. Зачастую преподаватель считает, что веселый настрой — помеха обучению, использование юмора снижает его авторитет или же покажет, что он не обладает чувством юмора и не может этому научиться. Однако следует заметить, что юмористическая информация

позволяет лучше понять и запомнить содержание лекции, а умелое использование юмора значительно повышает авторитет преподавателя.

Продуктивному общению некоторых преподавателей, особенно с заниженной самооценкой, мешает фобия конфликтов, когда преподаватель избегает конфликтных ситуаций, так как считает себя неготовым к их разрешению в свою пользу; постоянно уступает требованиям и желаниям студентов, чтобы избежать конфликтов; не допускает возможности продуктивных конфликтов; выполняет любые требования руководства, даже если он с ними не согласен; не высказывает свое мнение, если оно расходится с точкой зрения администрации, не умеет на просьбу ответить «нет».

В психологической литературе выделяется эремофобия — боязнь быть самим собой, которая встречается и у педагогов и выражается в искусственной строгости, холодности, неприступности, боязни высказывать свое мнение, открыто выражать свои чувства, творчески подходить к построению образовательного процесса. При этом процесс творческого поиска и самоотдачи заменяется «передачей» знаний и умений по конкретной тематике. Боязнь быть самим собой может выражаться также в искусственном стремлении преподавателя «опуститься до уровня студентов».

Существует и противоположная описанной фобия потери себя, которая более характерна для гностической функции и будет описана далее.

Перейдем к организаторской функции. Наиболее распространенными среди вузовских преподавателей здесь, на наш взгляд, являются фобии обратной связи, самостоятельности студентов, сотрудничества с ними, ответственности, воспитания и трудностей, а также боязнь новых ситуаций и боязнь что-то упустить или забыть.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/chego-boitsya-vuzovskiy-prepodavatel

Наука и жизнь: почему студенты физтеха сходят с ума. Часть 3

Официальная позиция МФТИ заключается в том, что все три случая суицида среди их студентов в 2013−16 годах «скорее всего связаны не с учебой, а с личными обстоятельствами: с разрывом романтических отношений, невозможностью уехать за границу, потерей смысла жизни».

Кроме того, по мнению администрации вуза, три случая на 6,5 тысячи учащихся «почти не отличаются от среднего показателя по России» (приведенная цифра включает и студентов, и аспирантов, живущих как в Долгопрудном, так и в других общежитиях института — в Зюзине и в Жуковском).

В России никто не ведет отдельную статистику суицидов среди студентов. Данные есть лишь по возрастным группам, и люди студенческого возраста попадают в многочисленную категорию с самым высоким риском (15−29 лет).

В 2012 году на 100 тысяч человек этого возраста приходилось 39 суицидов среди мужчин и 6−7 среди женщин.

При этом в России, как известно, общий уровень суицидов и так довольно высок: в 2015 году самоубийства лидировали среди внешних причин смерти — 25 тысяч, в то время как в результате убийств погибли 11,7.

«Высоким уровнем частоты суицидов по шкале ВОЗ считается более 20 случаев на 100 тысяч населения.

Если учитывать, что в Долгопрудном учатся около пяти тысяч студентов, то один-два суицида в год — это уже критический уровень, требующий принятия адекватных медико-социальных мер», — считает Борис Положий, руководитель отдела Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени Сербского.

Для сравнения: в МГУ ежегодно случаются те же один-два суицида, но учатся там 38 тысяч студентов (по словам одного из организаторов психологической службы университета, чаще всего суициды совершают студенты философского факультета и факультета вычислительной математики и кибернетики).

В 2011 году после гибели Ильи Крупина в МФТИ тоже была создана психологическая служба. Сегодня в ней работают шесть психологов, которые каждый день ведут прием в общежитиях, общаются со студентами в социальных сетях, работают на круглосуточном телефоне доверия.

Попасть к психологу, особенно во время сессии, сложно: онлайн-запись быстро заполняется. По данным пресс-службы МФТИ, в 2016 году психологи провели более 600 индивидуальных консультаций.

Однако трагедии продолжают происходить: «Доходят далеко не все, кому необходима психологическая поддержка и помощь, — говорит психолог МФТИ Рауф Мухарамов, сам окончивший этот вуз в 1992 году. — Некоторые студенты просто не знают о нашем существовании.

Некоторые боятся обратиться к психологу, они считают, что это обращение является показателем их психической неполноценности».

«Многим было бы хорошо получать помощь онлайн, потому что физтехи, как правило, хикканы, и общаться с людьми им как-то некомфортно, — объясняет настороженное отношение к психологической службе выпускник 2013 года Евгений. — Я не очень социопатный, но мне тоже было некомфортно высказывать свои личные проблемы человеку, которого первый раз видишь».

При этом администрация каждого факультета как может следит за подозрительными, на их взгляд, студентами: «Например, если человек в качестве основного адреса указывает что-то вроде gamer1997@mail.ru, наверное, за ним стоит последить, — рассказывает сотрудник МФТИ.

— Или если мы получаем информацию, что человек начал «гамать»: сидит по ночам — в Warcraft играет. Также группа риска — замкнутые в себе студенты. К сожалению, таких около 20%.

Сам я за многими своими студентами из тех, кто в зоне риска, слежу в социальных сетях: поменял аватарку, поставил какую-то психоделику — нужно обратить на него внимание».

Два года назад на факультетах МФТИ ввели систему «воспитателей», за которыми закреплены общежития. В их задачу входит помогать замдекана и адаптировать первокурсников, следить за дисциплиной, решать конфликты между студентами.

В воспитатели берут приглашенных специалистов с педагогическим или психологическим образованием. «Они смотрят на студентов при обходах, — поясняет заместитель декана одного из факультетов. — По комнате ведь видно, что с человеком что-то не так.

Когда полный срач, простыни на постели нет — лучше за таким студентом последить».

Рауф Мухарамов, как и другие сотрудники психологической службы вуза, не имеет ни медицинского образования, ни тем более суицидологической специализации, а это значит, что он не может, например, поставить диагноз и выписать антидепрессанты.

«Даже если у вуза есть своя психологическая служба, она не может заменить психиатра, — предупреждает Борис Положий. — Психолог — это не врач.

Профилактика суицидального поведения — комплексная проблема, в которой большое значение имеет медицинский (психиатрический) компонент».

Однако в поликлинике МФТИ нет даже ставки психиатра, а обязательная диспансеризация студентов, которая проводится после зачисления, как и во всех российских вузах, предполагает осмотр только невролога.

«Наличие психиатра в поликлинике и в составе диспансеризации не зона ответственности университета: медицинская помощь на территории учебного заведения подведомственна министерству здравоохранения, а не образования», — отвечают в пресс-службе МФТИ.

«Нормальный человек очень редко реагирует суицидальной попыткой, а если он так реагирует, значит, в этот момент находится в психически нестабильной ситуации, у него сбиты защитные механизмы, — говорит психиатр-суицидолог, который попросил не называть своего имени из-за боязни потерять работу. — Среди студентов МФТИ, видимо, высок процент молодых людей шизоидного типа личности. Это вариант нормы. Шизоиды умеют хорошо что-то одно, например, разбираться в интегралах, но чтобы погладить брюки, им уже нужна мама. Еще есть студенты с расстройствами аутического спектра, их также отличает узкая направленность в интересах. Для таких людей стрессовые ситуации могут быть критичны, поскольку у них отсутствуют механизмы психологической адаптации, мозг не понимает, что с этим делать, и начинается аутоагрессия».

Когда молодые люди с такой особенной психикой сталкиваются с высоким уровнем стресса, не все оказываются способны с ним справиться, подтверждает Борис Положий: «Стресс, не являясь причиной, служит пусковым механизмом суицидального поведения, но действует он только на тех людей, у которых есть предрасположенность: суицидальная наследственность, психические расстройства, депрессии, особенности личности (импульсивность, неадекватная реакция на стресс в форме «побега»). Суицидоопасные черты личности формируются еще в детстве в результате неправильного воспитания в родительской семье. Среди лиц, совершивших суицидальные действия, таких более 80%».

«После поступления должна быть обязательная диспансеризация у психиатра, который выявит неблагоприятные склонности у студентов и будет их наблюдать, — объясняет психиатр-суицидолог. — Должна вестись и четкая работа с преподавателями.

Например, преподаватель звонит психиатру и говорит: «Посмотрите, пожалуйста, Новикова: что-то он себе запястье у меня на паре карандашом ковыряет».

Психиатр вызывает Новикова и спрашивает, что там у него случилось, а тот вдруг отвечает: «Это инопланетяне мне поставили чип, чтобы украсть, поэтому я этот чип выковыриваю. Все бывает».

Впрочем, в администрации института уверены, что осмотр психиатра во время обязательной диспансеризации не снизит количество суицидов: «У ЕГЭ есть обратная сторона: мы не можем отсеять человека по психологическому состоянию, хотя раньше это делалось. У нас были экзамены, собеседование.

Опытные люди из приемной комиссии сразу могли определить, что у человека будут проблемы: например, он совсем не по погоде оделся или начал на вступительных истерику». В отечественную психиатрию в МФТИ тоже не верят: «От добровольной психиатрической помощи толку совсем мало.

В России даже поход к психологу до сих пор является чем-то неудобным, что уж говорить о психиатре, этот вид медицины совершенно стигматизирован», — заявили Esquire в пресс-службе вуза. «Даже если бы у нас были психиатры, никто бы к ним не ходил, — уверен заместитель декана одного из факультетов.

— Знаете, сколько времени мы потратили, чтобы объяснить студентам, что к психологам ходят нормальные люди?» Конечно, возникает вопрос, почему нельзя изменить учебную нагрузку таким образом, чтобы студенты не испытывали зашкаливающий уровень стресса. «Тут дело в том, что есть воспитатели, а есть ученые мужи, которые хотят больше впихнуть в студентов, — признается замдекана.

— Если из-за суицидов начнут урезать программу, то ученые мужи скажут: «Тогда это будет не МФТИ, а Бауманка». Наш диплом ведь ценится не только за знания, но и за то, что человек выдержал учебу. Если он сумел сдать теоретическую физику, то выучит и то, что нужно для любой работы».

МФТИ — не единственный вуз в мире с высокой учебной нагрузкой и устойчивым суицидальным рейтингом. В Массачусетском технологическом институте те же проблемы.

За последние два года среди студентов MIT произошло семь суицидов (всего в вузе учатся около 11 тысяч человек), но, в отличие от МФТИ, о самоубийствах и ментальном здоровье здесь говорят открыто.

В 2015 году студенты MIT запустили мессенджер Lean On Me, в котором волонтеры общаются с теми, кто чувствует себя одиноко или неуверенно.

В кампусе началось движение Tell Me About Your Day — студентов призывают не проходить мимо однокурсников, которые замыкаются в себе; резиновый браслет с аббревиатурой TMAYD носит даже президент вуза Рафаэль Рейф.

Также к работе привлекают собак-терапевтов и устанавливают световые шары, которые могут помочь побороть депрессию в зимние месяцы, выделяются гранты на студенческие инициативы, призывающие заботиться о своем ментальном здоровье. Сказались ли эти меры на статистике суицидов, пока неизвестно: данные за 2016 год еще не обнародованы. При этом средний уровень самоубийств среди американских студентов — семь на 100 тысяч. Даже по официальной статистике в МФТИ этот показатель почти в три раза выше.

В минувшем августе на бакалавриат самого серьезного вуза страны снова зачислили порядка пятисот человек. И пока психиатры опасаются Роскомнадзора, студенты боятся психиатров, а администрация вуза удаляет сообщения в соцсетях, на улицу Первомайскую снова придет зима. Как говорят старшекурсники, «все знают, что каждую зиму что-то да будет».

Источник: https://esquire.ru/articles/10472-mipt-3/

Ссылка на основную публикацию